Меню

Русская Православная Церковь
Финансово-хозяйственное управление

19 Февраля 2020 г.

Доклад Ростислава Павловича Логовского «Роль тектоники в формировании образа православного храма»

5 февраля в Московском архитектурном институте (МАРХИ) состоялась Межвузовская молодежная конференция по архитектуре православных храмов «Архитектура и живопись храмов».

Форум провели ректор МАРХИ Дмитрий Олегович Швидковский, историк архитектуры, доктор искусствоведения, профессор, президент Российской академии архитектуры и строительных наук, вице-президент Российской Академии Художеств, Заслуженный деятель искусств РФ, Лауреат Государственной премии РФ, и протоиерей Андрей Юревич, начальник Архитектурного отдела Финансово-хозяйственного управления Русской Православной Церкви, руководитель рабочей группы по современному храмоздательству Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации Русской Православной Церкви, член Союза архитекторов России.

В конференции приняли участие настоятели храмов, архитекторы, преподаватели и студенты МАРХИ, студенты Государственного университета землеустройства, Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, Белгородского государственного технического университета им. В.Г. Шухова.

Первым выступил Ростислав Павлович Логовский с докладом «Роль тектоники в формировании образа православного храма»:

— Поиск образа православного храма XXI века – актуальная задача, поставленная сегодня Русской Православной Церковью во главе со Святейшим Патриархом Кириллом перед архитекторами нескольких поколений. После значительного временного перерыва тридцать лет опыта со дня возрождения храмового зодчества в постсоветской России дали богатый и разносторонний результат. Однако линия развития была прервана, что явилось камнем преткновения во взглядах современных архитекторов. Большая часть реализуемых проектов отражает ретроспективные взгляды на храмовую архитектуру, при этом имеются многочисленные сторонники развития храмостроения в русле постмодернизма, био-, эко- и иных направлений.

Результатом наличия двух диаметрально противоположных точек зрения стало множество концептуальных проектов с обширной градацией от ретроспективизма до откровенно модернистских, космогонических идей и метафор.

Неотъемлемой частью всех православных культовых сооружений является главка и крест, однако в вопросе формирования композиционного замысла и образа храма полагаться только на их наличие, не предавая должное значение объему сооружения, его композиционной составляющей, значит, отказаться от комплексного культурно-исторического, средового подхода в проектировании, основанного в данной области на богатом культурном пласте русского православного народа.

Если проанализировать самые различные проекты современных православных культовых сооружений (под «культовыми сооружениями» в православии понимается весь спектр зданий для молитвы и богослужений от часовни до собора и храма в составе приходского комплекса), множество предлагаемых архитектурных образов, с точки зрения чистого архитектурного замысла, соответствующего назначению объекта, то можно отметить, что в большинстве случаев рассматриваемая архитектура не имеет художественной связи с высоким назначением культового православного сооружения. Вместо этого образ здания, его объемная композиция, за исключением главки и креста больше воспринимается в качестве театра, музея, торгового центра или инсталляции. Не исключено, что при восприятии глазом такого «псевдохрама», подсознательно или осознанно, возникает сбой в отождествлении объекта с его назначением. В то время как наличие такой связи является наиважнейшей составляющей мировосприятия верующего человека касательно особого места для молитвы, Дома Божиего. Возможно, в ряде случаев в этом и заключается одна из причин отсутствия признания и опасливое отношение к архитектуре такого рода в церковной среде, среди мирян и неравнодушных людей.

Рассмотрим некоторые примеры.

Ряд проектов, образ которых вовсе не соответствует православному храму.

В данном случае только наличие главки и креста как-то выявляет в нашем сознании принадлежность сооружения к православной конфессии.

С точки зрения чистого объема, его композиционного и тектонического решения мы наблюдаем: храм другой конфессии, зал собраний, культурный центр или инсталляцию.

Существуют проектные предложения, в которых просматривается более глубокое понимание задачи, однако ясно видна тенденция исключения связи архитектурных форм с традицией. Рассмотрим два примера.

Первый.

В этом случае в попытке сформировать образ культового сооружения заметно выделена алтарная часть, что организует двухчастность объема, присутствуют цельные световые окна, однако вопреки традиции – горизонтальной конфигурации, навесы или прообраз гульбищ, при этом напоминающие решения для загородного дома по организации гаражного и иных пространств. С некоторых ракурсов объект воспринимается как загородный дом. По сути присутствие главки и креста вносят некий диссонанс в образ объекта, который крайне сложно отождествлять с православным храмом.

Второй пример.

Здесь прочитывается динамическое, композиционное развитие цельного объема к световой главе – вертикальной оси храма, алтарная часть выделена, присутствует схожее объемно-пространственное решение традиционного православного храма – образ старается пробиться как бы сквозь некую оболочку и отчасти узнаваем.

При этом бросается в глаза решение кровли, которое не вполне рационально для нашего климата, тем более что срок эксплуатации каменного храма должен превышать более 100 лет. Отсутствует главка – уникальный символ православного храма. Фрагмент боковой стены с окнами может быть применен к зданию любого назначения (развлекательный комплекс, стена фойе детского сада, жилого дома и т. д.) — так как внутреннее пространство здания тектонически никак не отображено во внешней пластике стены. В результате — без главки, с окнами близкими по замыслу к капелле Нотр-Дам-дю-О (более известная как капелла в Роншане) в этом решении прослеживается желание подражать не традиционной православной архитектуре, а католической, протестантской.

Рассмотрим теперь недействующие, разрушенные в советский период храмы, выполненные в традиционных формах и сохранившиеся без главок и крестов.

В этих храмах мы находим взаимосвязь образа и назначения сооружения. Прежде всего такой эффект достигается тектоническим и композиционным построением малых и больших объемов храма: прясла, лопатки, закомары, расположение и форма оконных проемов, ясная многочастность объемов, соответствующая литургическому пространству. Немаловажной составляющей могут быть детали, формирующие полноценную повествовательную картину, назначение, посвящение культового объекта (примером обильного количества деталей такого рода может послужить владимиро-суздальская архитектура: Дмитриевский собор во Владимире, храм Покрова на Нерли, или архитектура неорусского стиля: Марфо-Мариинская обитель, Спасо-Преображенский храм в Натальевке) и метафоры сооружения – все нам говорит о литургическом пространстве внутри рассматриваемого объекта, имеющего хотя бы некоторые из перечисленных признаков. Воспринимается его ясная форма, никакой инсталляции, никакой неясной метафоры, заложенной индивидуальностью архитектора, осилить которую подчас способен лишь хорошо «подготовленный слушатель».

То есть существует ряд таких архитектурных элементов, деталей, объемов и их композиционных сочетаний, которые присущи по большей части церковной архитектуре в России и только православному храму, связанные с его тектоникой.

Эта же идея прослеживается и в готической архитектуре, где легко распознается общее по частному и, наоборот, присущее по большей части только готическим костелам Европы: построение базиликального пространства с тончайшими стенами, конфигурация оконных проемов, порталы, скульптура и другие элементы.

Рассмотрим более подробно роль тектоники в восприятии образа храма на примере каменной архитектуры, где по большей части превалирует стеновая тектоническая система.

Чем характерна тектоника традиционного каменного храма и в чем ее особенность относительно зданий иного назначения?

Вертикальные членения (лопатки, контрфорсы, колонки), соотношение массы стены (толщины цокольной и надцокольной части стены, отображаемой в размерах проемов), масштаб штучных каменных элементов — все это качественные аспекты, присущие каменным храмам XIV-XVIII веков. Однако они же могут быть и в зданиях палат Москвы, Нижнего Новгорода, Ростова Великого и других субъектов России. Потому важны композиционные сочетания данных элементов, возникающие в храмовой архитектуре: пропорции оконных проемов и их расположение, вертикальные членения, развивающие образованные прясла по вертикали, наличие порталов – что в совокупности является отображением единого тектонического устройства стены, присущего храмовой архитектуре.

Также необходимо обратить внимание на тектоническую логику построения объемов сооружения: наличие закомар, убывающих кверху рядов кокошников, взаимодействие цилиндрических, кубоватых, восьмигранных и иных частей сооружения.

И третье. Вся эта осмысленная тектоническая структура накладывается на наиболее узнаваемые сочетания объемов храма, соответствующих литургическому пространству и прямому назначению сооружения: алтарной (в виде апсиды или выступающего объема), молельной и трапезной частей, нередко в сочетании с объемом колокольни и притвора.

Все перечисленные выше композиционные, объемно-планировочные, художественные и конструктивные методы формируют узнаваемый всеми образ православного храма. И это ни в коей мере не значит, что без какой-либо из перечисленных составляющих образ будет не полноценен. Так, например, в Новгородской архитектуре домонгольского периода в ряде объектов, дошедших до наших дней в нынешнем виде, отсутствует позакомарное покрытие, выраженная трапезная часть, колокольня и ряд других композиционных составляющих храмовой архитектуры. При этом образ данных храмов понятен и узнаваем, обладает чистой тектонической логикой.

Таким образом, мы видим, как тектонические принципы, применяемые в объемах, деталях, общей конструктивной логике способствовали формированию цельного образа, который даже без важнейших атрибутов православного храма — глав и креста (в случае их утраты в советский период) не терял своей повествовательной функции.

Если же в рассматриваемом ранее объекте придать стене тектонически осмысленные, согласованные с внутренним пространством вертикальные членения, кровлю сделать более рациональной для нашего климата, а окнам придать логически осмысленную форму и композиционное расположение, то получим, возможно, образ храма уже чуть более близкий к православному.

Данные преобразования и их наиболее логичные, с утилитарной и художественной точки зрения, сочетания можно было бы продолжать и далее. Однако даже первые шаги на примере одного объекта показывают действенность данного подхода.

Вышесказанное означает, что необходим комплексный подход к проектированию храмовой архитектуры XXI века! Невозможно сформировать узнаваемый образ современного православного храма, сконцентрировав свое внимание лишь на объемно-пространственной композиции, формообразовании или иных деталях, минуя тектонические принципы.

Множество архитекторов и исследователей на протяжении всей истории говорили о важности изучения архитектурного наследия. Возрождая преемственность в единой линии развития тысячелетней истории храмостроения, архитекторам при проектировании современного храма необходимо опираться на наследие прошлого, черпая оттуда бесценный опыт.

В заключение хочется отметить, что церковная архитектура – это архитектура образов, воспринимаемых по большей части людьми без архитектурного образования, которые не всегда способны понять специфику архитектурной мысли проектировщика, его видение и метафоры, заложенные в тектонических и композиционных решениях. Образ современного храма должен формировать полноценное, единое, органичное сочетание композиционных, конструктивных и объемно-планировочных решений.

Иными словами – объем здания храма должен восприниматься именно как православный храм, а не как здание театра, музея, храма иной конфессии и т.д. Удачным исторически сложившимся примером в этом плане, безусловно, являются крестово-купольные каменные храмы, деревянные православные храмы севера России, Украины, тектонические решения и объемно-планировочное построение которых предельно ясно отображают согласованность внешнего и внутреннего пространств, проявляющуюся в едином узнаваемом образе храмовой православной архитектуры.

Адрес: 119002, М. Власьевский пер., д. 2/18, стр. 1

Общий телефон: 8 (495) 637 47 37

Факс: 8 (495) 697 91 97

E-mail: fhu@patriarchia.ru