Меню

Русская Православная Церковь
Финансово-хозяйственное управление

Строительство храмов
В помощь настоятелю

Художественно-производственное предприятие "Софрино"

Пожертвовать
25 Ноября 2021 г.

В Ярославском районе г. Москвы в память об утраченной исторической церкви в честь иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» возведут одноименный храм

Об этом сообщил помощник председателя Финансово-хозяйственного управления Московского Патриархата по строительству храмов иерей Александр Привалов.

Участок под строительство храма оформлен по адресу: Ярославское шоссе, вл. 147. «В настоящее время компанией ООО «Вектор» проект церковного комплекса с храмом иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» разработан и направлен на согласование в экспертизу», — уточняет священник Александр.

По его словам, «храм востребован», поскольку район густонаселенный. Здесь проживают около 100 тысяч человек, а действующий храм до последнего времени был только один – в честь Адриана и Наталии в Бабушкине.

Второй — небольшой деревянный храм в честь Жен-Мироносиц – возвели только в 2017 году на месте строительства основного церковного комплекса иконы Божией Матери «Отрада и Утешение».

«Верующие на протяжении нескольких лет просили священноначалие и власти города найти место под строительство нового храма, и вот, наконец, к жителям района пришла долгожданная радость», — говорит священник Александр.

Он также особо подчеркивает, что Ярославское шоссе – это дорога на Лавру, «артерия, связывающая столицу с сердцем Русского Православного мира». Издревле вдоль этого паломнического пути устанавливались храмы. По московской программе сегодня по дороге в Лавру достраивается храм равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей Словенских, в Ростокине.

Новый храм иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ярославском шоссе по проекту пятикупольный, бесстолпный, вместимостью 500 человек. Фасады здания планируется устроить из забеленного кирпича, внешний цоколь — из доломита и известняка. Пространственно-планировочная структура храма состоит из разновеликих объемов: алтаря, повышенной центральной храмовой части и звонницы, расположенной с западной стороны. Просторная галерея, опоясывающая храм, собирает все части в единый объем. При храме построят и двухэтажный приходской дом, в котором разместятся классы воскресной школы, библиотека, приходские и служебные помещения.

Священник Александр напомнил, что новый храм возводится в память об утраченной святыне. В 1930-е-1940-е годы в Ярославском районе, на чердаке жилого дома на улице Тургеневская (ныне Вешних Вод), д. 46, на протяжении 8 лет действовал храм иконы Божией Матери «Отрада и Утешение».

иеромонах  Иеракс  (Бочаров) (1880 -1959)

С середины 1930-х годов здесь служил иеромонах Троице-Сергиевой Лавры Иеракс (Бочаров), позже ставший духовником святителя Афанасия (Сахарова), епископа Ковровского. Также, по воспоминаниям А.П. Арцыбушева, внука министра юстиции и министра внутренних дел Российской Империи А.А. Хвостова и нотариуса Его Величества П.М. Арцыбушева, (монаха Серафима), «там служили еще прот. Владимир Богданов, прот. Владимир Криволуцкий, иерей Петр Шипков и сщмч Афанасий Ковровский. В этом храме свт Афанасием тайно были рукоположены в священный сан Сергий Никитин, впоследствии епископ Стефан (Никитин), Федор Семененко и другие». Также в храме молились будущий протоиерей Александр Мень со своей бабушкой.

«Чердачный» храм был освящен в честь чудотворной иконы «Отрада и Утешение». Как сообщает Татьяна Ананьева, краевед и помощник ответственного за строительство и реставрацию храмов в Северо-Восточном викариатстве иерея Владислава Мишина, этот образ первоначально находился в одноименном храме на Ходынском поле, где служил иеромонах Иеракс. В 1926 году храм на Ходынке закрыли, и чудотворную икону перенесли в храм мучеников Кира и Иоанна на Солянке. И уже после закрытия храма на Солянке образ оказался в «чердачном» храме. Позднее эта икона, по словам Татьяны Ананьевой, сопровождала иеромонаха Иеракса в тюрьмах и лагерях.

Дом, в котором был устроен храм, принадлежал семье Корнеевых. Но, видимо, не все в семье Корнеевых знали об этом, о чем свидетельствует в книге «Катакомбы ХХ века» Вера Василевская, сестра матери протоиерея Александра Меня:

«Те, кто жили при нем, уезжали на работу, а из тех, кто жил внизу, некоторые не должны были знать, что там остается живой человек, поэтому о. Иеракс должен был все делать и даже передвигаться совершенно бесшумно, а выходить из дома мог только под покровом ночи.

«Такая жизнь, разумеется, требовала огромного напряжения, но о. Иеракс переносил все кротко и терпеливо, доверяясь воле Божией и духовному отцу, который благословил его на этот подвиг. Он выглядел всегда приветливым и жизнерадостным. Наверху были две комнаты: одна из них была жилой, а в другой комнате с балконом о. Иеракс ежедневно совершал богослужение. Оставаясь целыми днями один, о. Иеракс много заботился о благолепии своего маленького храма, который всегда был таким чистым, светлым, украшенным цветами, так что, поднимаясь неслышно наверх по узкой деревянной лестнице и входя туда, сразу можно было почувствовать себя в другом мире, где царила какая-то тихая радость, как в праздник Благовещения: нежное цветение фруктовых деревьев за окном сливалось с внутренним убранством комнаты. Враждебные стихии мира, казалось, не могли найти сюда доступа».

В.А. Корнеева  возле своего дома на ул. Тургеневской

В перерыве между заключениями в «чердачном» храме служил епископ Ковровский Афанасий (Сахаров), прославленный в лике новомучеников и исповедников Российских в 2000 году.

Нина Владимировна Трапани, впоследствии ухаживавшая за престарелым святителем Афанасием (Сахаровым), вспоминает первую встречу с владыкой в этом храме:

«Впервые я увидела Владыку в 1934 г. Он приехал к нам на Лосинку под вечер дождливого майского дня и поднялся по узкой лестнице в мезонин дома № 46 по Тургеневской улице, туда, где помещалась домовая церковь иеромонаха Троице-Сергиевой Лавры о. Иеракса Бочарова. Его с волнением ожидали. Он вошел в маленькую комнатку, изображавшую из себя столовую и спальню за занавеской.

Распахнулась дверь в соседнюю комнату, и перед его взором предстало чудесное зрелище: окна были задрапированы занавесями, отчего в комнате царил полумрак.

На деревянной рамке под потолком были натянуты белые полотняные занавеси, полукругом отделяющие угол, а сверху изящными складками спускались до полу кружева, создающие впечатление воздушного иконостаса.

К нему были прикреплены бумажные иконочки, вделанные в картонные рамки. От потолка свешивались лампады, отбрасывая вверх трепетный свет. Перед полотняной завесой, которая раздвигалась в обе стороны, скользя на железных колечках, расстилался ковер.

Деревянная рама сверху была вся увита гирляндами из еловых веток. За завесой в уголке помещался небольшой престол, налево — маленькая полочка, служащая жертвенником. Это был храм в честь иконы Богоматери «Отрады и Утешения».

Вечер был субботний. После легкой закуски Владыка отслужил всенощную, а на утро — литургию.

Служил он с подъемом, без каких-либо пропусков, но быстро и громко. (В то время мы и понятая не имели о том, что церковную службу можно сокращать). Наутро белая церковь была убрана и комната превратилась в обычную».

По словам краеведа Татьяны Ананьевой, «в этом чердачном храме произошло два события, имеющих значение для всей Русской Православной Церкви».

«Во-первых, здесь была отслужена накануне 10 июня 1934 г. первая всенощная, а на следующий день Литургия на праздник Всех святых, в земле Русской просиявших, с богослужебным текстом (в первой редакции), составленным святителем Афанасием (Сахаровым)».

Свт Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский (1887- 1962)

Создание службы Всем святым, в земле Русской просиявших, стало делом жизни будущего священноисповедника Афанасия (Сахарова). Самый первый раз, напоминает Татьяна Ананьева, эта служба была совершена в 17-й камере Владимирской тюрьмы в присутствии архиепископа Крутицкого Никандра (Феноменова), архиепископа Фаддея (Успенского), епископов Николая (Добронравова), Дамиана (Воскресенского), Василия (Зуммера), Корнилия (Соболева) и ряда известных священников.

На богослужении 10 июня в «чердачном» храме была также освящена икона Всех святых, в земле Русской просиявших. Образ написала по благословению святителя Афанасия его духовная дочь Мария Соколова (в монашестве Иулиания).

«По замыслу епископа Афанасия на иконе группы святых располагаются по кругу, отображая юг, запад, север и восток России, просвещенной светом веры, — рассказывает Татьяна Ананьева. — Круговая композиция отражает Божественную вечность и полноту церковной соборности».

Как подчеркивает краевед, «это было их совместное, поистине литургическое и святоотеческое творчество». Иконография образа такова, что позволяет без ущерба для композиции добавлять новоканонизированных святых, что и было сделано после Поместного собора 1998 года и Архиерейского собора 2000 года, когда были канонизированы многие новомученики.

Этой иконой епископ Афанасий освятил первую линию московского метро, открытую в 1935 году. «Это метро освящено мною иконой Всех русских святых. Я проезжал с этой иконой и прочитал все молитвы на освящение этого метро», — приводит слова епископа его келейница Н. Фиолентова.

В 1943 году во дворе пересыльной тюрьмы на Красной Пресне Нина Трапани, одна из прихожанок «чердачного» храма, узнала от иеромонаха Иеракса, что он «везет с собой церковь». Имелся в виду самодельный иконостас – «белая церковь». О ее дальнейшей судьбе пишет в своей книге «Петушки обетованные» иеромонах Серафим (Катышев):

«В Сибирь ехал епископ (свт Афанасий (Сахаров) вместе с иеромонахом Иераксом. В лагере Владыку назначили ассенизатором….Однако епископ спокойно отнесся к новой работе… Большой отрадой оставались тайные службы. У преосвященного Владыки с отцом Иераксом сохранилась даже походная церковь во имя иконы Божией Матери «Отрада и Утешение». Она сначала во время ареста иеромонаха была конфискована, а потом чудесно возвратилась. Икона пряталась в овощехранилище, где отец Иеракс состоял сторожем. По ночам там и совершались богослужения. ….Владыка очень сблизился с о.Иераксом. Их чистые души были похожи…Они стали духовниками друг для друга…. Когда о.Иеракс, переехавший в 1957 г. во Владимир, умер, епископ уступил ему свое место на кладбище рядом с матерью. Друзья так и почивали по обе стороны от Матроны Андреевны (матери Владыки) до 14 октября 2000 г, до дня обретения мощей святителя».

К сожалению «белая церковь» иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» сгорела во время пожара в овощехранилище. Однако в наши дни благодаря Программе строительства православных храмов в Москве золотые купола одноименного храма-памятника вновь воссияют в Ярославском районе и возродится еще одно святое место встречи Бога и человека.

Адрес: 119002, М. Власьевский пер., д. 2/18, стр. 1

Общий телефон: 8 (495) 637 47 37

Факс: 8 (495) 697 91 97

E-mail: fhu@patriarchia.ru